книга лео на перешейке карена раша

жил ребятам доходчиво, что такое мещанство и почему мещанин — главный враг.
—* Первый кит мещанина — это дефицит, товар, ко¬торый трудно достать: «фирма» или «импорт». Давайте назовем все это «импорт», когда человека определяют не по доброте, отваге, чести, уму, а по наличию «импорта». Если у благородного человека лицо зеркало души, а награды украшают грудь, то у мещанина все находится порой гораздо ниже, потому самые дорогие знаки отли¬чия, «фирмы» у них нередко украшают ягодицы.
Второй кит мещанина — это, как бы выразиться точ¬нее, культ заграничных поездок. При виде заграничного паспорта они дрожат от восторга, как Митрофанушка при виде свиньи. Вот эти, что на колесах сюда прикатывают, уже собирают деньги на заграничную поездку. Потому и бутылки пустые копят. У них копейка рубль бережет. У мещанина всё деньги, даже время деньги. А время — это наша жизнь. Разве можно ее подсчитать в рублях! Вот мы лежим на пляже и смотрим на воду, до вечера у нас этого времени вечность. Мы миллионеры. Мы живем с вами как богачи, потому что времени у нас бездна. Мы богаты несметно. А эти туристы стоят столько, сколько .пустая бутылка.
Третий кит вам будет пока непонятен. Но, уверяю вас, он очень важен. Не может движение обходиться без идеи. Главная религия мещан тоже заморская. Это при¬возные радости вроде йоги, каратэ, гороскопов, индуизма, буддизма, всякой чертовщины вроде шамбалы, которые якобы творят чудеса, а также снежный человек, летаю¬щие сервизы с инопланетянами. Я вам это у костра под¬робнее изложу, заслушаетесь. Одно лохнесское чудище чего стоит.
Теперь посмотрите, на чем держатся все три кита.
Что такое импорт? Чужое!
Куда поездки? В чужую страну.
Откуда третий кит? Тоже из чужих краев.
Стало быть, главная ипостась мещанина, милые мои, —
это безродность. Это страсть к чужому и неприязнь К родному. Все три кита стоят на чужой почве, а это то же, как если бы они стояли в трясине. И все три кита дер¬жатся на алчности — раньше это называлось чревонеис- товство.
Теперь, почему они засоряют леса? Если бы мещане любили родную землю, то не оставляли после себя му¬сор, банки, объедки, а сложили бы их вместе с бутыл¬ками в багажник и довезли до свалки. Куркуль, братцы, пачкун по природе.
«Мещанину» ребята почему-то предпочли «куркуль». Видимо, звучит он на их слух занятнее. Откуда мне было знать, что моя филиппика на пляже будет иметь такой неожиданный исход. Я думал уберечь их от злачных ин¬тересов и от пошлых модных веяний, не более. Выходит, с ними держи ухо востро и взвешивай каждое слово. Ла¬герь «Сильвупле» в полном составе, за исключением са¬мых старших девочек и Гульки, которую они из осторож¬ности отвели от этого дела, объявил тайную войну авто-туристам. Они были убеждены в правоте своей миссии. Прежде всего без мещан-туристов чище Перешеек. Во-вторых, если они не будут под хмельком, то не утонут, что в их же интересах. В-третьих, из-за их ночных безоб¬разий не спит начальник. Они почему-то решили, что без вина туристы потеряют интерес к Перешейку и будут ез¬дить в другие края. Все будут спать спокойно. Лес будет чист. Природа отдохнет от пожаров, Петрович будет сча¬стлив. Они решили извести туриста, отобрав у него зелье. Справедливость требует указать еще на одну причину их боевого энтузиазма. Они вначале хотели содержимое вы¬ливать, а пустые бутылки менять на конфеты. Но первая же партия трофеев натолкнула их на мысль дождаться приезда гостей. Они полагали убить тем самым еще одно¬го зайца. Теперь уже не упомнишь, какого по счету.
Бывшие детдомовцы во главе с Путиловцем должны были широко попировать, похвалить младших за сметли¬вость и ловкость и отдать им пустые бутылки. Сами дет-

Книга Лето на перешейке стр 119

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *