Книга Лето на перешейке стр 113

Книга Лето на перешейке стр 113

горбится и издает боевую, скрежещущую позывку с кри¬ком «кша!». И все-таки он джентльмен. Ради подруги споет лю¬бую песню. Ухаживает долго — верный признак благо¬родства натуры. Обликом изящен, а характер решитель¬ный. В стаи жуланы никогда не сбиваются, даже перелет¬ной порой. Держатся

Книга Лето на перешейке стр 112

Книга Лето на перешейке стр 112

ли и усмехался в бою, то загадочно н затаенно, Иванов, средневес, молотил, как дрова колол — неутомимо н доб-росовестно. Оба студента были искуснее меня на ринге, тем нетерпеливее я ждал встречи. Мне казалось, что с каждым снопом искр из глаз

Книга Лето на перешейке стр 111

Книга Лето на перешейке стр 111

субботние ночи я спал как праведник под их защитой и выбирался из своего шатра, когда дежурные уже успе¬вали помыть посуду после завтрака. Тогда можно было выпить под тихим навесом без гама чашку горячего ко¬фе под песенку Марьи Ивановны. Было в

Книга Лето на перешейке стр 110

Книга Лето на перешейке стр 110

ЖУЛАНЫ Тот субботний день по всем приметам должен был стать одним из чудеснейших дней благословенного лета на Перешейке, лета, которое, каза-лось, остановилось в своем полуденном счастье и изливало на мир сияние. Мы знали, что к нам подъедут полдюжи¬ны бывших воспитанников

Книга Лето на перешейке стр 109

Книга Лето на перешейке стр 109

какую-то вину перед ней. Однако писать о ней все равно не смог бы —* чувство к матери невыразимо. Это выше моих возможностей. Чаще всего вижу я свою семью при свете очага. Фигу¬ры моих родных в полумраке, как на потемневших кар¬тинах,

Книга Лето на перешейке стр 108

Книга Лето на перешейке стр 108

бич и года не провоевал в кавалерии, одни галифе оста¬лись». Я недоумевал и слушал. Дибича боялись все, а то, что конь не чета танку, несравненно быстрей и красивей его, я, как понятно любому мальчишке, считал неоспори¬мым. А тут танк и

Книга Лето на перешейке стр 107

Книга Лето на перешейке стр 107

Глеба Воеводова чтили за то, что он был в селе, по мест¬ным преданиям, не просто коренной, но из потомков «Гу¬ляковских мушкетеров», а не из нижегородских или твер¬ских драгун. Он был последний «гуляковец» в нашем селе. Детей у него не было,