Книга Лето на перешейке стр 96

Книга Лето на перешейке стр 96

семье молодой матери, то, видимо, и не должно быть, тем более столь вызывающе юной. Пусть все идет своим передом. За завтраком, узнав, что я отправил гостью обратно, не дав ей искупаться и отдохнуть, те же старшие девоч­ки пришли в не

Книга Лето на перешейке стр 95

Книга Лето на перешейке стр 95

сто бежали от него. Мне бы пойти к нему в подручные. Неплохая была бы пара, не правда ли? Она стала протестовать. Ближе к рассвету даже восставшая палатка утихла. Мы тихо говорили о всякой всячине, об университете, друзьях, школьных своих проказах.

Книга Лето на перешейке стр 94

Книга Лето на перешейке стр 94

—    А шщш! с ребенком на руках непричастна к оси жира? —    Конечно же, причастна, ведь ребенок один. Это их двое. Наступила тишина. Разговор оборвался. Но старшие девочки не дали мне забыться. Они всё бурлили. Я решил положить атому конец.

Книга Лето на перешейке стр 93

Книга Лето на перешейке стр 93

рить ради детей. Потому что никогда сегодня не бывает того количества продуктов дома, в магазине или денег, что вчера. Хозяйка имеет дело каждый час с величина¬ми неопределенными. Здесь надо стирать, штопать, учить, учиться самой, не разгибаться, и заметь, без публики,

Книга Лето на перешейке стр 92

Книга Лето на перешейке стр 92

еще, а сосут зелье, обезьянничая под взрослых. Ведь есть же неоспоримый, выработанный веками закон, что лучшая в мире педагогика — это пример взрослых. Я внушил моим разбойникам такую неприязнь к зелью, что сам испугался. Тем временем из палатки старших девочек

Книга Лето на перешейке стр 91

Книга Лето на перешейке стр 91

В ответ я, быть может, не очень удачно заметил, что сестру или мать надо бы узнавать в любой встречной женщине, а что до художника, то он должен в любой ба¬зарной старухе разглядеть Венеру. Она заметила, что в этом много максимализма.

Книга Лето на перешейке стр 90

Книга Лето на перешейке стр 90

Ягоды были собраны остроглазыми детдомовцами по вы-рубкам и вдоль гарей. Затем девушке был предложен чай, который окрести¬ли «сшгьвупле». Это творение Марьи Ивановны. Настаи¬вается он на сухих цветах вереска, лепестках шиповника и засушенных листьях земляники. В свои ночные бдения я обыкновенно