Книга Лето на перешейке стр 23

Книга Лето на перешейке стр 23

Молодой Петр Семенов — будущий Тянь-Шанский, ровесник и однокашник Достоевского, — тогда же рвался к подножию Тянь-Шаня, чтобы выполнить студенческую клятву, данную Гумбольдту, и проникнуть в каменное сердце поднебесья. Прав был Григорьев — миссия Рос¬сии по отношению к Азии только

Книга Лето на перешейке стр 22

Книга Лето на перешейке стр 22

ли Алексей Плещеев Востоку штыком большую служб* I чем если бы десяток томов написал в кабинете. Хива, Бухара, Коканд — последние разбойные гнезда! в мире, где в то время торговали еще пленными соотече-* ственниками Плещеева. Воровские глинобитные гнезда, I пользовавшиеся

Книга Лето на перешейке стр 21

Книга Лето на перешейке стр 21

к все будут с нами на Перешейке. Если бывшие во- Істочникя там неуместны, то тогда я еще более иеуме- 1 стен. Николай I был неумолим и последователен в наказа¬нии революционеров. Только, наказывая, он толкал их к продолжению подвига, подвигу подвижничества.

Книга Лето на перешейке стр 20

Книга Лето на перешейке стр 20

Ханыков умрет в Орском остроге. А вот Алексей Плещеев, стихи которого уже опубликовал друг Пушкина Плетнев, сам потом поможет выйти в литера¬туру многим, в том числе Чехову и Серафимовичу, и тем самым как бы соединит своей жизнью Пушкина с «Железным

Книга Лето на перешейке стр 19

Книга Лето на перешейке стр 19

  етра, он вот-вот шагнет с пьедестала н тогда, кажется, падет на паркет всем своим громадным телом. Чуть по- цаль справа портрет нашего давнего ректора Плетнева, низкого друга Пушкина. Плетнев-то и напечатал пер- ые стихи студента Плещеева. Здесь я опустился

Книга Лето на перешейке стр 18

Книга Лето на перешейке стр 18

Травка зеленеет, Солнышко блестит, Ласточка с весною В сени в нам летит написаны человеком, который учился на нашем факуль¬тете. А ведь стихи детства кажутся нам существующи¬ми до века, лишенными автора, как солнце, дождь, звез¬ды. А тут нате вам, Алексей Плещеев.

Книга Лето на перешейке стр 17

Книга Лето на перешейке стр 17

I шил себя в прагматизме, и только в нашем Отечестве I могли родиться еще натуры, равные по мощи его просто- Г рам. Так появился открыватель «русского чернозема» I Докучаев, воспитавший Вернадского, Менделеев, проник- I ший умом в элементы мироздания, как