Книга Лето на перешейке стр 16

Книга Лето на перешейке стр 16

чение Востока, что сделает горизонт наших сведений а I поисков’ шире, чем £ мыслителей и деятелей Запада. 11 Каких только типов не дал наш восточный факуль- I тет. Сенковский, бывший учителем Григорьева, в моем I возрасте уже заведовал кафедрой. Подумать

Книга Лето на перешейке стр 15

Книга Лето на перешейке стр 15

залась полна сухой зубрежки. Мы так и ее смогли до конца избавиться от обособленности от других факульте¬тов. Курс истории востоковедения не читался. Память и связь ослабели. Замкнутость, педантизм, окостенелость навыков обучения приводили к тому, что глухое броже¬ние и ропот не

Книга Лето на перешейке стр 14

Книга Лето на перешейке стр 14

яимую услугу факультету. Несколько книг относалось к истории становления факультета и его знаменитостей. Когда-то курс истории русского востоковедения был  обязательным для всех восточников. Мудрое правило. Последним, кажется, его читал в двадцатых годах академик Бартольд. Он из наших, из иранистов. Курс

Книга Лето на перешейке стр 13

Книга Лето на перешейке стр 13

доорят о летав х доходах, экспедициях ми ботаянче- с жкурпах. как говорила в старшу, не чета вам, восточникам, книжным нервам. В тог день не мог не пройти весь путь до самого Петровского ала. где коридор замыкает картина во всю стену.

Книга Лето на перешейке стр 12

Книга Лето на перешейке стр 12

истопником, и к часу-двум ночи с грохотом валил к двадцатой, последней печи на родном факультете связку березовых поленьев. В отличие от многих, если не большинства однокашников, замученных словарями и нописью, я до дня, о котором пойдет речь, не ставил под

Книга Лето на перешейке стр 11

Книга Лето на перешейке стр 11

Угцчнхч как солнце «ряшшют человека сделать выбор,ки в явочной борьбе правды с ложью, света с гмокк добра со алом, утра с водью » принять отважно спччн тч была не штудии, не увлекательное чтение а не поздаанме, как говорят, горизонтов наука.

Книга Лето на перешейке стр 10

Книга Лето на перешейке стр 10

Наша семь была едхзстиеявой курдской семьей ж телам рвтше заброшенная іуда лштеж. Представьте себе штату с аттестатом зрелости. который  стает ничего о роиш истории, на одном страницы, впе, кроме семейных прела між четких несен, надетых отцом. Их  было, этж страниц,