Книга Лето на перешейке стр 57

Книга Лето на перешейке стр 57

Вечерами, когда над нашим озером повисает луна и заливает все ровным таинственным светом, когда парит, остывая, теплая, озерная вода и туман обволакивает ни¬зины, в тишине, без слов и даже шепота, медленным тор¬жественным шагом к озеру выходит длинная цепочка моих ребят

Книга Лето на перешейке стр 56

Книга Лето на перешейке стр 56

Свисток. * Появляются первые сорок человек. .От жары, ішага и криков шестисот глоток они уже в состоянии грохни, как говорят боксеры. Теперь перед водой их еще раз постро¬ят и сосчитают. Второй свисток. Сорок человек кидаются в маленький «лягушатник». Они истошно

Книга Лето на перешейке стр 55

Книга Лето на перешейке стр 55

и завел морские бон за его захват. После обеда я вновь увлекал на озеро. Мне показалось этого мало, и тогда я приохотил их купаться при луне. Словом, если мы не елн. не играли и не рыскали по ягоды и грибы,

Книга Лето на перешейке стр 54

Книга Лето на перешейке стр 54

НА ОЗЕРЕ О чем поют дискантом все клеточки в мальчишеском теле накануне летних кани¬кул? Кто властвует в его воображении, где он видит себя в грезах? Может быть, объедается земляникой? С хру¬стом ест яблоки? Гоняет мяч? Лазает по деревьям? Смот¬рит кино

Книга Лето на перешейке стр 53

Книга Лето на перешейке стр 53

теяями — соборы, города, дороги, все дело рук артелей, а артель —* это хороший круг. Много позже открылась мне музыка круга и в рублевской «Троице». Свет и ти¬шина проливаются на мир из »того творения, а в накло¬нах голов, движениях тел,

Книга Лето на перешейке стр 52

Книга Лето на перешейке стр 52

мир сегодня — это земли исторического Вавилона, Асси­рии, Сиро-Финикии, Палестины, Египта и стран Магриба, то есть Туниса, Алжира, Марокко. А все страны, кото­рые я упомянул, входят в ареал древнего семитского языкового мира. Выходит, древние семиты как бы под­стилающее основание Арабского

Книга Лето на перешейке стр 51

Книга Лето на перешейке стр 51

глубочайшая общенародная мечта о справедливости. На¬род это постигает сердцем. Сколько ни ищи, а в среде родственных народов нет- нет да и проявится неистребимый дух круга, как бы за-кодированный в наследственной памяти. Высадите гор¬сточку русских на необитаемый остров, и они образуют