книга лео на перешейке карена раша

рядили, отпустили к озеру, где обретался гад. Люди даже не плакали. Горе и ужас сделали их немыми.
Царская дочь брела одна навстречу смерти, покинув безмолвный город. Вдруг видит: на белом песчаном бе¬регу озера у синей воды стоит воин в багряном плаще я золотых доспехах и поит белого коня. Витязь был злато¬кудр, красив и юн. Он показался царевне несказанно пре¬красным.
— Беги, — сказала ему девушка, — скачи отсюда, юноша, дракон близок, он явится вот-вот.
Одна-одинешенька, обреченная на смерть, она не ки¬нулась к нему молить о защите, а попыталась спасти его самого. Таков ее жертвенный путь: она умрет, чтобы жил родной город, жили люди. Юноша улыбнулся и внима¬тельно выслушал историю о змее, которую он узнал впер¬вые. Они присели. Он положил девушке голову на колени и заснул. Вдруг — свист, шипение и удушающий запах серы. Девушка поняла — приближается гад. Она будит юношу, которого успела уже полюбить, хочет спасти его. А он спит праведником.
—    Почему же он спит, отец? — шептал я в отчаянии.
—    Перед битвой спят не все, — отвечает он мягко,— перед битвой редкий храбрец спит спокойно. Крепким сном ребенка перед боем могут спать только воины с чи¬стой совестью. Трус не спал бы и минуты…
Девушка заплакала. Горючие слезы обожгли лицо ви¬тязя, и он проснулся.
—    Скачи, — молит царевна, — уходи же, он близок!
Тут из-за скалы выполз безобразный пучеглазый змей
с крыльями, вездесущий гад. Из красных глаз его .будто сыпались искры, язык как пламя, из ноздрей валил дым. Они встретились с юношей глазами. Змей вдруг обмяк, он понял, что обречен, увидев покровителя всех воинов и не сумев выдержать его взгляда. Он был побежден нрав¬ственной силой, чистотой юного витязя. Насколько змей был ужасен, настолько же стал жалок. Юрий взял у ца¬ревны девичий пояс, сделал петлю, накинул ее на шею
змея, и царевна с витязем повели присмиревшее чудище в город. Горожане на стенах обмерли. Идет прекрасный юноша. Доспехи на нем как солнце. Рядом с ним белый конь невиданной красы. А их любимая царевна ведет на поводу жуткого кровопийцу, ставшего смирнее овцы. Царь предложил юноше жениться на его спасенной дочери. Ви¬тязь отклонил предложение. Обычное человеческое сча¬стье — не его доля. Его ждут в других местах все, кто попал в беду.
—    Человеческое счастье — отец посмотрел на мать и показал рукой на нас, детей, — такое счастье не для не¬го. А царевна, говорят, ушла в монастырь.
—    А что ей оставалось, — вставила мама и добави¬ла: — В горах говорили среди солнцепоклонников, что она-то и стала потом матерью Юного бога-спасителя и звали ее Майя. Отец говорил мне, что сына она воспитала похожим на того юношу в алом плаще и никто не был равен ему в воинских доблестях.
—    Отец, — спрашивает сестра, — а как царевна не боялась стоять рядом с чудовищем?
Отец отвечает:
—    Представь себе, что сейчас кто-то принес нам весть о конце войны и о приближении к нашему селу Бориса. Мы р.се бежим на окраину, чтобы встретить его у моста. Прибегаем и видим: шагает Борис, а рядом с ним девуш¬ка ведет# на поводу самого Гитлера. Ты бы испугалась?
Сестра задумалась. А отец заключил:
—    А поселок наш обомлел бы от изумления, как го¬род царевны.
Отец никогда не рассказывал нам церковную версию о том, что подвиг понадобился Георгию, чтобы заставить горожан-язычников принять христианство. Может, он ее и не знал.
Только теперь я начинаю догадываться, почему на Ру¬си Юрий был в таком почете. Прежде расскажу еще об одной удаче моей ночной охоты. Георгий побеждает зло в облике гибридного змея, но витязь не одинок. Раз име-

Книга Лето на перешейке стр 101

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *