книга лео на перешейке карена раша

нуют семью индоевропейской, о «нмдо» и начну, Гнут«- ма победил шея в ночном храме, как н Георгий» одной внутренней силой; Пился со имеем н Кришна, е чудови¬щем дрался и общевр&иский наш витиаь Ростам» курд, т преданиям» Кроме индоиранских арнев, бнлноь е чудсшь щем Персей, Геракл, с ним же сразился и Анодной, учредивший в честь своей победы Пнфмйскме игры, ÖW более других близок к русскому Юрию.
Когда Зевс основал Олимпийские игры, то вначале это были семейные игры богов олимпийцев, пока Прометей не принес людям священный огонь семейного очага, 1Ьнь ле этого греки, подобно богам, основали Олимпийские игры эллинской семьи. На первых ?ке играх у богов     лон в кулачном бою побил самого бога войны Дрен (Мар*
са). В этом улыбка народного гении, Н беге Аполлон по-
бедил крылатого вестника богов Гермеса, выиграл со*
стязания в метании диска и стрельбе на лука, Ну а
в игре на кифаре с ним никто и подавно сравниться но
мог, как никто ие сравнится с Юрием в бою и в песне па 0    жатве*
А кто идет дальше? Дальше с крылатым имеем ера-
зится англичанин сэр Ланселот, германец Нисфрнд» Доб*
рыня Никитич, князь Петр из «Повести о Петре и Фев- т    ронин».
Ну, отец, подумал я, ты считал, что старший сын мяо*
го читает, потому из песо не будет проку, А вот оогля-
ди, что можно извлечь из чтении, И слышу его возраже-
ние: «Ты это извлек не из чтении, Плагодарн tlepe«
шеек»,
Я добыл нынче ночью то, что в Кришна* и Постам* и
Геракл, и Зигфрид, и Добрый и — все змееборцы на ни-
доевропейской семьи народов, Газ они щ одной семьи,
стало быть, у mix под разными именами скрыт один еди
иый праратоборец. Нот ни одного змееборца у всех древ
них семитских народов, как пет пи ОДНОГО у тюрко-мон¬
голов. А если и были, то это поздние заимствовании,
Змееборец родился в семье народов, давших миру КО*
ней и корабли. Но о чем напоминает его присутствие в этой семье? Не’* говорит ли это о глубоком знании о зле, о том, что оно способно к оборотничеству. Ведь не веда¬ющий зла действительно не ведает и добра.
Предание о Егории Храбром из тех, в которых на¬полнен смыслом каждый штрих. Не случайно он вос¬пользовался девичьим поясом. Думаете, не нашлось бы у витязя ремня? Нет, в девственной чистоте пояса заклю¬чена обуздывающая сила. Римляне рассказывали, что вес¬талка как-то привела на поясе дверх по Тибру бедству¬ющий корабль.
Так почему же предки моих ребят так любили Юрия? Не воплотили ли они в нем свою ‘душу? Они не могли расстаться с ним, не потеряв себя. К восемнадцатому ве¬ку, пожалуй, не было в Европе страны, которая не учре¬дила бы орден его имени. Георгий — святой патрон Ан¬глии. И все же на Руси ему выпала особая судьба, как и возлюбившему его народу. Вновь перед глазами сцена со знаменитой иконы, где 4? городу приближается Юрий с царевной и драконом, которого витязь потом убьет, по¬тому что мира со злом быть не может. Это он, Егорий, принес из сечи «на~ остриё копья весну». Влюбленная девушка рядом с прекрасным воином, который ей не сужен, придает всей сцене лиризм. Егорий — защитник Руси, потому свят. Не знаю, за что он чтим в других странах, на Руси же его любили за то, что только в его облике земледелец и воин слились, хотя прежде всего он витязь. Русь его чтила потому, что он один сумел со¬единить воинское ремесло с миролюбием. Он единствен¬ный воин, который приносит в дом не раздор, пожары и войну, а тишину и согласие. В нем вопреки христиан¬ству народ сумел воплотить сокровенную мечту свою — примириться с совестью и одновременно противостоять злу силой.
Для моих мальчиков записаны в конституции и пра¬ва и обязанности. Но только одна обязанность названа там «священной» — защита Родины. «Вечный» огонь —
И*    Шй «священная» обязанность. Понятиями «вечный» и «свя¬щенный» у нас в стране не бросаются. Оба понятия во¬плотил в себе советский воин, унаследовав опыт, добы¬тый предками в великих испытаниях. Вечный огонь, пы-лающий под стенами Кремля в память павших, — это пламя, вобравшее в себя негасимую память обо всех от¬давших свои жизни за Отечество, за священный огонь русской семьи. И неспроста сюда приходят те, кто

Книга Лето на перешейке стр 102

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *