книга лео на перешейке карена раша

леные Преображенские мундиры, черные портупеи, крас.1 ные воротники! Решетки тогда не было. Сын царского! повара Фельтена еще не родился. Преображенцы охра.1 НЯЮТ все ВЫХОДЫ, чтобы ГОСТИ не улизнули С пира. Йдег| поединок между ХОЗЯИНОМ И ГОСТЯМИ, КТО кого перепьет,* Гуляет по кругу кубок большого орла. А при Елизавете* целых быков вертели на огне, начиняли жареной птицей 1 и выкатывали бочки с вином. Нет, эти картины не для! студенческого желудка. А свет бликами все играет на* весенней Неве, как будто бессознательная улыбка блуж-| дает по счастливому лицу.
Как же я очутился у Летнего сада, когда собирался совсем в другую сторону? Плещеев-то мой дослужился-1 таки до офицерских погон и покинул степь. И думаете, кУДа угодил? В то же востоковедение, с которого бежал. И не к кому-нибудь, а к самому Василию Васильевичу Григорьеву в Оренбург. Григорьев заведовал тогда по¬граничной комиссией. А до блистательного Ханыкова в тех краях рыскал 30-летний Егор Ковалевский, буду-щий генерал-лейтенант корпуса горных инженеров, ав-| тор девяти романов, многих драм, стихов и трактатов,! друг многих русских писателей. Тогда он смело вступал в стычки с хивинскими разбойными отрядами. В ту пору] художники и ученые одинаково ловко владели и пером и оружием. Его очеркам об Азии рукоплескали и Белин¬ский и Сенковский.
Редкий случай единодушия. Дружен он был и с Сер-1 геем Дуровым, и с Федором Достоевским. Какие людні породистые! Им всем я отчаянно завидовал. С любым по-| менялся бы местами.
А еще лучше махнуть бы не в Среднюю Азию, а за I Урал, туда, в Сибирь, в неведомый край. О Сибири мы і часто шептались с другом в общежитии, как мальчишки,! которые когда-то договорились бежать в Америку. Она! мысленно представлялась мне духовно живым и широким,! как океан, телом. Казалось, если замереть, можно услы-| пить океанские вздохи и незримые волны, что бьются!

Книга Лето на перешейке стр 24

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *