книга лео на перешейке карена раша

-г- Сле-зай-те-е-е-е!
Тут наш атаман, а он был на два года старше нас и ■сидел ниже других, ближе к привидению, медленно сполз К к основанию дерева почти в бессознательном состоянии | и так и остался ничком лежать под деревом. Кажется, ■позднее, дома, он сменил штаны, после чего его, раз¬умеется, сместили. Остальные были не в лучшем со¬стоянии. Никто не смел шелохнуться. Ужас отшиб и волю | и сознание. Тут фигура вдруг медленно удалилась в ■кукурузу и исчезла. Мы час, а то и более не смели ше- Ввельнуться, все ждали ее нового появления из зарослей ■кукурузы. Каждый шелест листьев был полон страшного ■предчувствия. Но забрезжил рассвет. Закричал пе- кух. «Тот» все не идет. («Тот» — так его и называли по- ■том.)
Когда я после первого курса приехал домой, то услы- | шал раз, как молодой «хозяин черешни», баянист из офи- 1церского клуба, рассказывал, смеясь, моему отцу, как он ■проучил мальчишек, чтобы отбить у них охоту лазить на ■эго черешню. Несколько ночей, говорит, спал в кукуру- ■е, все ждал.
Детдомовцы, подобравшиеся было от ужаса, облегчен¬но вздохнули и дружно засмеялись. В тот вечер, хорошо ■помню, я предложил ребятам дать лагерю имя. У всех не¬коих соседей лагеря имеют входные арки, ограды, надва- I вия — должно и у нас быть имя, ведь не табор мы, а до- ■тойный лагерь, хоть и палаточный и без водокачки. Пон вокруг то «Чайки», то «Буревестники», то «Соколы», Посыпались предложения не лучше — что-то вроде «Вол- Щ)Ы», «Орлов» и «Звездочек». Вдруг наш футбольный ка- юштан Олег Романюк, хохотнув, как второгодник, для которого любой иностранный язык забавная тарабарщи-
I
‘ на, говорит:
— А назовем его «Сильвупле»!..
Этим Романюк исчерпал свои познания во француз- Хеком, который он, кстати, проходил в школе.
— А почему бы и нет? Ай да Романюк, — говорю. —
Ты даже не представляешь,, что попал в самое полот- I ко. Только «Снлъвупде*. другого не надо. «Пожалуйста*. [ какое чудесное слово, волшебное, в нем смысл вашей I лесной программы к наших надежд. Доброжелательное | имя. Спасибо. Романюк.
К обеду следующего дня на тропе, ведущей к лагер® \ с озера, выросло сооружение. Два столба, напоминающих! I племенные тотемные знаки, соединило фанерное полу¬кружье арки: на арке белилами по синему старательном и неумело, но крупно выведено:
«Лесной лагерь ♦ Снлъвупле *.
Там же, на арке, как ото делали в старину при за-В кладке всех построек, я вывел латынью две буквы —1 A. D., что значит Anno Domini * н римскими цифрами! MCMLIX, год 1959-й.    ■<
Ко мне подошли двое малышей н спрашивают:
—    Что означают эти иностранные буквы?
—    Аннадана, — отвечаю я им. — Вы же видите бук-Я^
вы А и D.    mi
Ане а дан он они сами называли сокращенно свою лю-!1 бнмуш воспитательницу Анну Дановну. Ребята были со-Ш»
вершенно удовлетворены.

Книга Лето на перешейке стр 34

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *