книга лео на перешейке карена раша

РОДИТЕЛЬСКИЙ ДЕНЬ

Винтовку я одолжил у егеря Петровича. Мы с ним хлеб-соль возим. Он дружен с Марьей Ивановной и приезжает на телеге за остатка¬ми пищи для своего кабана. Ребята любят его наезды. [Егерь не спеша распрягает лошадь. Ее торжественно уво¬дит на дуг целый эскорт восхищенных мальчишек. Ко- [быле на старости лет привалило неожиданное счастье — испытать непритворный восторг и поклонение молодых шюдей. Петрович ест да похваливает угощения Марьи [Ивановны, предварительно тайком отведав в погребе домашней настойки, она всегда в запасе у нашей поварихи. [Тайник Марьи Ивановны известен мальчишкам, от кото¬рых нет вообще секретов. Однако, чтобы не делать жизнь [пресной, они по безмолвному уговору делают вид, что [тайна не раскрыта.
Петрович явно привязался к нашему необычному ла¬герю. Ребятам он рассказывал о рыбе, о лесе, повадках зверей, грибных и ягодных местах, птицах и о деревьях* О птицах и зверях он повествует как о членах своей семьи, то уважительно, то сварливо, то с негодованием, а изредка способен воодушевиться до проповеди.
В будни у огня дежурит до двух часов ночи пятерка мальчишек: двое старших и трое младших. Старшие — ведущие, младшие — ведомые, этакое славное звено «ястребков». Наутро после их дежурства я нарочно во¬
жусь возле погреба, чтобы в очередной раз насладиться I зрелищем неописуемого удивления на добре ЙШОМ лице 1 Марьи Ивановны и услышать: «Что делают, окаянные! I Полюбуйтесь!» В ее возгласе сквозь гнев прорываются! нотки тайного восхищения. Мальчишки ночью отпирают I погреб неведомым способом, берут с полок яйца и банки | со сгущенкой, прокалывают их иглой, а содержимое на- К чисто высасывают у огня. Пустые банки и яйца бережно | ставят на место. Спустнвшпсь поутру в погреб, Марья! Ивановна снимает с полки банку и, не ощутив в руке I привычной тяжести, неизменно приходит в такое волне-1 ние, будто с ней заигрывает лукавый.
Марья Ивановна у нас не просто стряпуха, она без! педагогических книг, просто, по-народному, отдает себя! без остатка детям, не задумываясь, не ожидая наград,! с такой естественностью, что подражать ей просто не-1 возможно, — или это дано тебе, или не дано. Плиту она! почти не покидает, без смен, без выходных, без пауз. I Только изредка после долгих уговоров она позволяет себе! войти в воду, и тоща кажется, что вот-вот озеро выйдет ! из берегов: так величественно дородна наша Марья Ива- I новна. В такие минуты ее держат под пухлые белые руки I две старшие девочки и еще несколько подталкивают сза-1 ди. Марья Ивановна упирается, охает и причитает. Ла- | герь сбегается к берегу. Половина, в основном мальчиш- | ки, заливается смехом н катается по песку, схватившись | за животы, другая, девочки, подбадривает да советует. | Марья Ивановна не сердится на мальчишек, она рада, | что развеселила их. Но коли Марья Ивановна усядется в |
Хорошо мальчишкам у огня, когда их пятеро. Они по I моей просьбе разбились на пятерки. Я, конечно, следил, I чтобы не было слабых звеньев, чтоб не сбились в одну I пятерку самые сильные, у них есть такая врожденная I склонность. Состав каждой пятерки мы обсуждали луб-. 1 лично. Споров и претензий была уйма. Потом все образ-1

Книга Лето на перешейке стр 35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *