книга лео на перешейке карена раша

диозной. Тишина экзаменовала сурово. Досада моя пе­решла во вспышку гнева. Меня приучили с детства счи­тать ложь матерью всех пороков и бояться ее как про­казы.

  • Это низко, Игорь. Ты солгал, а хуже этого с тобой ничего не может случиться. Ты мог бы сказать, что знал о побеге, но не имел права говорить. Дал слово.

Меня, честно говоря, рассердила обыденность этой мелкой лжи, хотя ложь всегда крупна. Я бы даже ска­зал: та машинальность, с которой он соврал.

  • За такой же случай мне в детстве дед насовал за пазуху крапивы. Я выл тогда, как стая волков. И с воем вышло много гадости. Я деду теперь благодарен вовек. Считай, что я тебе насовал за пазуху крапивы.

Огурков покраснел до ушей. Вот, думаю, еще одна за­дачка. Огурков соврал, а Шишкин проявил неожиданную страсть к правде. Чудеса на этом озере!

Книга Лето на перешейке стр 61

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *