ДИКИЕ РОЗЫкнига лео на перешейке карена раша

Уж лето миновало свой зе-нит.** Наступил август. Звезды искрятся ярче. Воздух несказанно чист, вода ручья хрустальна и прозрачна. «Ночь лося»… «Ночь дуба…» «Ночь круга». Всё ночи да ночи. Наступил же и день, не похожий ни на один дру¬гой. День, не предусмотренный даже в рискованных за¬мыслах нашей дерзкой директрисы Сорро, а тем более не значащийся в планах «оздоровительного сезона». Бли¬зость этого дня была отмечена рядом новых примет: мо¬ими заговорщицкими переговорами с Марьей Ивановной и тем, что в лагере все чаще стали звучать песни. Мы и прежде были, пожалуй, самым песенным соединением на Перешейке, но теперь я сам заводил песню и умолкал по¬следним.
Я ощутил некоторые симптомы, когда прозаическая страница вызывает неприязнь. Впрочем, книг у нас не бы¬ло, и это выражалось в том, что я отдавал распоряжения подходящими к случаю стихами из классиков с учетом хрестоматийных и, возможно, нетвердых познаний моей паствы. В трудных случаях я переходил на речитатив, на¬поминающий белый стих. Тогда-то я и понял, что поэ¬зия не ремесло и не призвание даже, а как бы состоя¬ние души. Как сказано в одном немецком стихе — не по¬мню его автора: «Когда мир еще в тумане, а бутоны обе¬щают чудеса».

Книга Лето на перешейке стр 78

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *