книга лео на перешейке карена раша

семье молодой матери, то, видимо, и не должно быть, тем более столь вызывающе юной. Пусть все идет своим передом.

За завтраком, узнав, что я отправил гостью обратно, не дав ей искупаться и отдохнуть, те же старшие девоч­ки пришли в не меньшее негодование, чем прошедшей ночью. Я был решительно сбит с толку их странной, по­истине женской логикой. На ум пришла французская по­говорка «Если женщина не права, то извинитесь перед ней». Я решил, что мы хоть и в лагере «Сильвупле», но далеко не французы, и за ночной фестиваль «врезал» дев­чонкам три суровых дежурства на кухне вне очереди. «Суровых», то есть таких, что они не получат подмогу для таскания дров и чистки котлов. Они было кинулись искать правды у Марьи Ивановны, да та грозно отреза­ла: «Покоптитесь на кухне, балаболки. Трем кошкам щей не разольют, а туда же. Малы еще старших судить». Это была неожиданная для меня подмога. Девочки присми­рели. Справедливости ради следовало бы отметить, что я все же нередко учитывал их особые права и нужды и был с ними достаточно учтив. Ведь только ради них я до­говорился с начальником соседнего пионерлагеря, чтобы он разрешил иногда мыть моих дикарей в его бане.

Я уже тогда догадывался, что у моих милых девочек за внешней фрондой скрывалась беззаветная преданность Дому и лагерю. Я бы назвал их мятеж целомудренным, они защищали чистоту наших рядов от вторжения чужа­ков. Выходит, они уже тогда приняли меня в члены До­ма. Это-то и сыграет решающую роль в переломе моей судьбы.

 

Книга Лето на перешейке стр 96

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *