книга лео на перешейке карена раша

Судьбе было угодно, чтобы я постиг семью от про*, тивного, узрел бездну отчаяния детей, безвинно остав¬ленных один на один с целым светом* Половина моих ребят — дети войны, осиротевшие после блокады* У меня ни разу не повернулся язык спросить у кого-нибудь из них или у воспитателей Дома, каким путем попал в дет¬дом тот или другой ребенок и есть ли у него кто-нибудь! на свете. Коли он уже здесь, нужды пет толковать, ш чему бередить раны.
Однажды в воскресный день в одном из крупных со*] сединх лагерей, кажется от Пасидопетровского ратиице- торга, был родительский день. С итого дни-то все и на¬чалось, меня тряхануло крепко, и покосилось и натре-] шало стройное здание моего незамутненного будущего] и востоковедных штудий. И н до ИТОГО ДНИ понимал, что] имею дело с детдомовцами, большинство из которых ЦП-1 же в наш детдом пришли из другого, дошкольного при I юта. Знал, что нет у них семьи, да одно дело, оказывает-! ся, знать (из книжек ведь тоже можно много вычитать).1
ша совсем иное дело пережить, увидеть это своими гла¬вами, когда ты уже привык беречь их.
Счастливый родительский день соседних детей — чер- рый день моих малышей. К моим никто не наведается. [Некому прижать их к сердцу, подоткнуть перед сном Ьдеяло, шепнуть ласковое слово и вытереть слезы. Нико¬гда в жизни не кинуться им с радостным криком в объ¬ятия родных. Это большое горе, глубокое и необъяснимое шля ребенка. За что он наказан безвинно? Старшие, я Ьнаю, и бровью не поведут. Они уже себя вышколили. «Домашних» (как они сурово-пренебрежительно называ¬ет своих счастливых сверстников) воспринимают со* взрослой снисходительностью, как людей, хоть и той же ророды, но изнеженных, как в старину кадровые офицеры ■относились к фрачникам — штатским. В этой браваде весть и своя правда.
Помню, в тот первый родительский день гонял я свою {футбольную команду по солнцепеку до изнеможения. На-игравшись, побежали все с косогора, где стоит наш ла- Ьгерь, в низину к пляжу, так и намеревались, ломая сучья с треском, перелетая через кусты, вбежать в озеро, как стадо лосей, и поплыть куда глаза глядят. За спиной то¬пот и крики команды, которая бежит со мной напере¬гонки. Повадки еще студенческие, а психика уже но- |вая — пастырская — ночью сплю вполуха, днем сквозь Іблаженную дремоту на пляже то и дело считаю нер¬вные точки голов на воде между солнечными бликами, в [лесу слежу, чтобы одни не обгоняли, другие не отста¬ивали — только и славы, что начальник, а на деле [пастух.
Бегу с холма сломя голову, а все ж усмотрел сквозь шусты ивняка трех моих маленьких девочек, которые,
I испуганно озираясь на шум и рев футболистов, что-то {торопливо прятали. Я остановился и повернул к ним. {Думаю, уведу-ка их на пляж, где все ребята сейчас со- {берутся. Поведению их не придал значения, мало ли у |них своих тайн. Я. уже вырастал над ними, когда одна

Книга Лето на перешейке стр 37

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *