книга лео на перешейке карена раша

за Уралом мне встретится гоголевское: «Россия — это тишина». Духовные ресурсы леса необъятны. «Русский лес» Леонова увидел белый свет к нашему школьному возрасту, так что ушли мы в жизнь с леоновским парус¬ным вооружением.
Я расскажу моим ребятам о лесе, точнее, о лесе и во¬де — они неразрывны* Ведь и наше пребывание здесь освящено ими. Я буду говорить о лесном сообществе, лес¬ной семье. Не отсюда ли общипность, народная широта и терпимость? Не зря же недавно Петрович кивнул в сто¬рону леса и сказал о деревьях, кустарниках, травах, о ле¬се вообще: «Мудро живут, нам и не снилось». Этот Пет¬рович далеко не простак, как может показаться с первой встречи. Трепаная кепчонка блином закрывает лишь ма¬кушку. Носит он неизменный коричневый брезентовый дождевик, вечно не брит, щетина жесткая с проседью, телом сух, высок и легок, глаза зоркие, серые и спокой¬ные. как у зверя, совершенно уверенного в своей неуяз-вимости.
Лес меня занимает нынче как великий прообраз се¬мьи. Когда я поднялся от родника с ведром воды, пол¬ным жидкого лунного света, подошел к соснам и в кото¬рый раз увидел замкнутый круг белеющих палаток с ог¬нем посередине, окруженных стеной таинственного леса, лес открылся мне именно семейной своей ипостасью. Ведь он прообраз русских семей, вышедших из леса к океа¬ну. III л и они к морю семьями, иначе не оставить бы им за собой след от борозды. Землепроходческий народ и бо- ргмду прочертил иод стать себе — от океана до океана. Лесная семья взлелеяла н тысячелетиями укрывала пред¬ков моих детей. По ее образу лесной народ строил свой семейный круг, радостно воспринимая могущественное воздействие благородной семьи.
Но семьи без главы не бывает. Так кто же глава дес¬ной семьи, вскормившей вас? Какое дерево в русском лесу выделяется внутренним достоинством, силой, долго* летнем и крепостью? Это, конечно же, дуб. Сраженный
й И. Рши
иод корень, он и от пня даст молодые побеги. Объеден-: ный гусеницами до голых веток, он покрывается в то же лето новыми листьями. Такой стойкости перед жизненны-.’ ми бурями нет ни в ком. В дубравах празднично чисто и светло. Меж дубами много света и ковер цветов. Дуб зе-> лелеет позже всех. Он не спешит зеленеть. Богатыри ни-; когда не спешат показывать силу. Крупные деревья, как; и крупные звери, неторопливы. Да разве только деревья и звери? Думаю, вовсе не зря Илья Муромец долго снд— нем сидел дома, прежде чем силушку размять. Только ко-роткому уму может показаться это ленью. Народу было, у кого подглядеть богатырские замашки.
Недалеко от нашего лагеря северная граница дубовых владений. Севернее Ленинградской области он не живет. Дальше по северу разбрелись сосна да пихта, кедр да- лиственница, береза да ель, которые представляются мне сыновьями и дочерьми дуба. Царственная супруга его —| липа, медоносная липа, всегда рядом с ним — она мать наших лесов. Цветет еще позже дуба, в середине лета, вся; в желтовато-белой пене, как фате. Как верная супруга, растет рядом с дубом до самого Урала. Древесина ее мяг¬ка. Опа любимое дерево крестьян, из которого они изго¬товляли почти всю домашнюю утварь: миски, ложки, скал¬ки, веретена. Листья у липы мягкие, нежной сердцевид¬ной формы, как подобает доброй матери. Кроны лип пыш¬ны, густы, и под их гостеприимной сенью прохладно да¬же в знойный полдень.
«Хороша развесистая белоствольная, светло-зеленая веселая береза, — скажет Сергей Тимофеевич Аксаков, которому я верю, — но еще лучше стройная, кудрявая, круглолистая, сладкодушистая во время цвета, не ярко, а мягко зеленая липа, прикрывающая своими лубьями и обувающая своими лыками православный русский народ». Но 1*уси плавали речные струги, выдолбленные из цель¬ного стволи лины, и в стругах тех легко размещались дю¬жина молодцов, да кони с ними, да груз при них. Под стать своему дубу, своому суженому, медоносная лина.
Вот какова родительская чета лесного семейного круга — в обоих много достоинства и много здоровья.
Дуб и липа — царственная чета, отец и мать лесной семьи, выделяются своей мощью, станом, корнями и кро¬ной, щедры к людям и дружелюбны. Вряд ли кто станет оспаривать их роль. Сыновья у них молодцы один к од¬ному — что раскидистый вяз или ильм, больше других любящий стоять по пояс в воде в дни

Книга Лето на перешейке стр 71

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *