«восточники»

книга лео на перешейке карена раша

…В уединении и тишине кабинета вдруг ожили и заговорили со мной молчаливые портреты востоковедов-ориенталистов, которые на каждом занятии на нашей кафедре иранистики назидательно и испытующе смотрели на меня со стены. То был остзеец барон Розен из тех чистых подвижников русской науки, которых в России упрямо считали немцами, а в Германии русскими. Рядом с ним шли профессора и академики. Под ними застекленные кафедральные шкафы с книгами и папками. Вся-то кафедра — небольшая комната с партами, да за нашей спиной стоял столик лаборантки. По старинной традиции факультет мал, а кафедр чуть ли не столько же, сколько стран на Востоке. В группах по два-три человека. Нас, иранистов, четверо — это чуть ли не самая большая группа на курсе. Вон монголистов — тех двое. Одного нет на лекции — половина отсутствует. Занятия потому плотные, насыщенные. Приходит читать лекцию троим, допустим, академик Струве — историк с мировым именем. Это подтягивает. Восточники — маленькая община в Ленинградском университете, особое братство среди гудящих других факультетов.
Проходим иесколько живых языков в год да долбим один мертвый. Старинные рукописи, замысловатая каллиграфия. Словари… Словари… Словари… Переводы, тол-

Книга Лето на перешейке стр 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *